На родине черкесогаев 1


Исторический квартал ЕреванаБолее трех веков назад исторические судьбы адыгов и армян диковинным образом сплелись в тесный тугой узел, дав жизнь уникальной в своем роде субэтнической группе, известной под названием черкесогаев.
Минувшим летом корреспондент газеты "Шапсугия" специально отправился в Армению и Нагорный Карабах, проведя две недели на родине черкесских армян.

Исследованию уникального феномена черкесогаев ("гай" – самоназвание армян. – Прим. А.Н.) посвящено немало научных материалов. Сохранилось также множество исторических свидетельств, архивных документов и воспоминаний – в любом случае тема достаточно глубоко изучена, хотя большая часть населения Краснодарского края и Адыгеи, на территории которых столетиями формировался данный субэтнос, знает обо всем этом, к сожалению, ничтожно мало.

Первые упоминания об армянах, поселившихся среди черкесов, относятся к началу XVIII века – они оказались здесь, спасаясь от турок, завоевавших Крымский полуостров. Черкесогаи обосновались в аулах Гяур-Хабль, Хатукай, Егерухай, Хаджихабль, Энем, Шокон, Псехутг. Два черкесо-армянских села – Азатух и Бзатух – появились в районе современного Геленджика. Позже основная часть черкесогаев расселилась в Армавире, названном в честь одной из древних столиц Армянского государства, а также Екатеринодаре, Майкопе, Лабинске, Белореченске, Некрасинской, Темергоевской, Курганинске, Усть-Лабинске и других местах (в конце XIX – начале XX века начнется вторая волна переселения армян, бежавших из Османской империи, на земли черкесов, главным образом, на Черноморское побережье. Но это, как говорится, отдельная тема для разговора. – Прим. А.Н.). Черкесские армяне переняли основные элементы культуры, одежды и быта коренного населения, свободно говорили на адыгском языке, но твердо сохранили свою веру, до сих пор оставшись христианами. Они занимались торговлей, ремеслами и земледелием. Известны многочисленные случаи смешанных браков, положивших начало появлению новых адыго-армянских фамилий, например, Аведовы, Богаршуковы, Дангуловы, Чентимировы и другие. Выходцы из адыгских армян были чрезвычайно талантливыми. Среди них много крупных руководителей, ученых, писателей, бизнесменов, педагогов, деятелей искусства и культуры, спортсменов. Например, первый официальный советский миллионер Артем Тарасов и знаменитый писатель Анри Труайя, долгое время живший во Франции, – черкесогаи по происхождению…

ПУТЬ НА "ЗВАРТНОЦ"

Полет оказался ничтожно коротким. Новенький "Аэробус А-310" авиакомпании "Армавиа" только-только набравший высоту, практически сразу начал снижение. Сочи и Ереван разделяют около восьмисот километров, поэтому время в пути заняло всего час. Мы летели над морем, горными вершинами – Эльбрус, оставшийся несколько в стороне, был просто великолепен! – пологими отрогами Кавказа, низменной частью суши, крупными городами и маленькими селами. Цветущая Араратская долина, знаменитая ароматными персиками и абрикосами, широко распластавшаяся далеко внизу, поражала своей благоухающей красотой. С высоты птичьего полета в мельчайших деталях был виден святой Эчмиадзин с его древними храмами и зеленой парковой зоной. Нас принимал "Звартноц" – крупный, европейского уровня, аэрокомплекс, связанный регулярными рейсами с ведущими аэропортами мира. Посадка была мягкой.

ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ШАНС

На прохождение таможенного контроля потребовалось минимум времени. Среди встречающей публики, ожидавшей сочинский рейс, заметно выделялись двое весело улыбающихся парней – оба крупноформатные, под два метра ростом. Родные братья-близнецы Ваган и Гайк Гегамиан, жители Еревана, последние несколько лет приезжали с семьями на отдых в поселок Лоо. Здесь познакомились с руководителем отдела культуры администрации Лазаревского района Крикором Мазлумяном, побывали в Лазаревском Центре национальных культур, были поражены увиденным. Дружеское общение вполне логично закончилось ответным жестом – приглашением посетить Ереван. Для корреспондента газета "Шапсугия", решившего составить компанию основателю ЦНК, где вот уже более пятнадцати лет активно работает Центр адыгской культуры, это был великолепный шанс своими глазами увидеть древнюю Армению и Нагорный Карабах – родину черкесогаев.

"МЕНЯ ЗОВУТ… АЗАМАТ!"

Нагорный КарабахГайк и Ваган оказались на редкость радушными и гостеприимными ребятами. В Ереване их, без преувеличения, знает каждый – в недавнем прошлом братья Гегамиан, всегда и все привыкшие делать вместе, героически – плечом к плечу – сражались в Нагорном Карабахе, являются активными сторонниками политической партии "Дашнакцутюн", одной из ведущих в Армении, успешно занимаются бизнесом. У каждого есть семья – очаровательные супруги, дети. Из аэропорта, расположенного в десяти километрах от столицы, мы сразу направились в центр города – мимо знаменитой церкви Сурб Саркис, известного хранилища древних рукописей Матенадаран, монументальной скульптурной композиция "Мать Армения", Торгового центра "Москва", Ереванского коньячного завода, великолепной Площади Республики. В центральном парке города, где всегда многолюдно, неожиданно оказываемся за большим праздничным столом, вокруг которого сидели человек тридцать. Появление гостей из Сочи сразу вызвало всеобщее оживление. Каждый из присутствующих – и старики, и молодежь – демонстрировали подчеркнуто высочайшую степень уважения к представителям России и главного черноморского курорта. Звучали тосты-здравицы – армяне, безусловно, умеют это делать красиво – за дружбу двух стран, за здоровье родных, за родителей, за мир и благополучие на земле. Отдельный тост – за процветание и возрождение адыгского народа. Крикор Мазлумян эмоционально и проникновенно читает отрывок из своей поэмы "Убыхи", посвященной горькой судьбе черкесов, попавших в безжалостные жернова истории. Получилось явно в тему.

Вскоре выясняется, что мы попали на семейный праздник самой уважаемой в республике фамильной династии – Тосунян. Во главе стола сидел отец главного российского банкира – президента Ассоциации российских банков Гарегина Тосуняна. Здесь же рядом его мать, братья, сестры, племянники.

Ваган и Гайк знакомят меня со своими друзьями – боевыми товарищами, воевавшими в Карабахе – Арайком Оганесяном и Арманом Григоряном. Спустя пять минут вокруг нас собирается человек пятнадцать. Мы неспешно беседовали, обсуждали планы на ближайшие дни – что обязательно нужно увидеть, где побывать, с кем пообщаться. Неожиданно ко мне подсел симпатичный молодой парень лет сорока.

Это ты черкес? – весело спросил он. – Тогда давай знакомиться: меня зовут Азамат!

Как-как??? – успел выдавить я, совершенно опешив от услышанного.

Мой новый знакомый оказался жителем Еревана по имени Азат Григорян. В начале девяностых годов прошлого века по делам бизнеса он оказался в Майкопе, а потом…

Я ехал в Адыгею на неделю, а остался на шесть лет! – с улыбкой вспоминал Азат. – Друзья-адыги, по-свойски называвшие меня Азаматом, убедили задержаться у них еще на месяц-два, а потом мне самому не захотелось никуда ехать. На родину я вернулся только в девяносто седьмом, по семейным обстоятельствам, но очень скучаю по Адыгее, в которую влюбился на всю жизнь…

Он много рассказывал о годах, проведенных в Адыгее: друзьях, знакомых, особенностях черкесского менталитета – безграничном гостеприимстве, хлебосольстве, открытости, честности, готовности к самопожертвованию, а также национальной адыгской кухне, мелодичной народной музыке и зажигательных танцах. Видно, в Майкопе Азат словно родился заново, став совершенно другим человеком. Для меня было по-настоящему большой журналистской удачей встретить в центре Еревана армянина с настоящей адыгской душой…

ВОЗРОЖДЕНИЕ ТРАДИЦИЙ

…67-летний Миружан, капитан небольшого прогулочного катера "Камбуз", работает в насыщенном режиме, без выходных и перерывов на обед – число желающих с ветерком прокатиться по синей глади древнего Севана растет с каждым днем, а возможности его видавшего виды судна сильно ограничены, взять на борт можно лишь человек двадцать, не больше. Несмотря на серьезные физические нагрузки и ненормированный график, бывалый моряк не скрывает радостных чувств: наплыв туристов – яркое подтверждение того, что жизнь в республике постепенно возрождается. Люди вновь едут на Севан целыми семьями, многие играют тут свадьбы, празднуют дни рождения своих детей, отмечают наиболее важные события в жизни. Возрождается и само озеро, гордо говорит капитан. Плавает он здесь уже более полувека – ему есть с чем сравнивать.

Севан, расположенный на высоте двух тысяч метров над уровнем моря, снабжает пресной водой всю Армению, но для нас он больше, чем просто огромный водоем, – рассказывает Миружан. – Это место свято для каждого армянина, оно столь же дорого нам, как и величественный Арарат, поэтому побывать здесь считают своим долгом и жители республики, и наши уважаемые гости. Символично, что Севан меняется, посмотрите, каким полноводным он стал!

Церкви у озера СеванС берега Севана хорошо видна Разданская ГРЭС – печально знаменитый символ индустриальной мощи советской Армении. Государственные мужи, руководившие республикой, как это часто бывало в те времена, решили не ждать милостей от природы, а, не долго думая, приручить ее могучие силы – озеро, обладавшее несметными запасами воды, посчитали они, должно было "работать, работать и работать" на благо советского человека. О научных обоснованиях бредовой идеи никто тогда, судя по всему, особенно не задумывался, важен был конечный результат. В итоге масштабный даже по советским меркам проект поставил под угрозу экологию всего региона – озеро начало мелеть на глазах, постепенно превращаясь в болото, разительно изменился здешний климат и без того достаточно суровый. Местные старожилы вспоминают, что это далеко не первый и, к сожалению, не единственный случай "покушения" на древний символ Армении. Персы, некогда давно владевшие столь благословенным и богатым краем, неоднократно тщетно пытались осушить Севан, чтобы навредить коренному народу, понимая, что без воды у этой земли нет будущего. Подобные кощунственные планы серьезно рассматривались и в 80-е годы прошлого столетия – тогда Севан от гибели спасло только чудо. Несколько лет назад Разданская ГРЭС была закрыта. Уникальная природная гармония этого живописного уголка республики стала постепенно восстанавливаться, сложные природные процессы обновления активно продолжаются и сегодня.

Своим чудесным возрождением, который можно сравнить с исцелением после тяжелой болезни человеческого организма, Севан обязан древним оберегам, расположенным на его берегах, считают армяне. Главные святыни находятся на возвышенности в восточной части озера. Место это тоже издавна считается особо почитаемым в народе. В средние века здесь были возведены два храма. Первый, построенный в XI веке, был назван в честь Святого Ншана, второй, появившийся веком позже, посвящен царице Ахтамар. Долгое время эти святилища были окружены водой. Дюди добирались до острова только на лодках. Эту географическую особенность, а также труднодоступность местности для врагов, армяне использовали долго и достаточно успешно – здесь, если верить народным преданиям, в средние века хранилась государственная казна Айястана.

После введения в строй Разданской ГРЭС и резкого падения уровня воды в Севане, остров двух храмов постепенно стал полуостровом – вода неожиданно отступила, обнажив крутой скалистый перешеек, ставший твердой связующей нитью с "большой землей", теперь приехать сюда можно на легковом автомобиле.

У подножия горы, с чудесным видом на древние церкви, к которым ведет пологая каменная лестница, сейчас активно развивается полноценная туристическая инфраструктура – пляжи, кафе, рестораны, гостиницы, места семейного и массового отдыха, разнообразная торговая сеть. Та же картина и в других частях береговой полосы, где тоже многолюдно. Севан, как курорт, ныне пользуются огромной популярностью в республике, ежегодно сюда на отдых и экскурсии приезжают десятки тысяч людей со всех уголков Армении и зарубежных стран. Путь из Еревана к озеру занимает всего минут за сорок, поэтому отдыхающие приезжают сюда зачастую просто на выходные дни. Не пугает гостей ни увеличивающийся год от года уровень воды в озере – на сегодняшний день, как утверждают местные жители, он поднялся почти на тридцать сантиметров, а в ближайшее десятилетие, по прогнозам ученых, достигнет еще трех метров, ни откровенно холодная вода – даже летом она прогревается всего до 17-19 градусов тепла. Вообще это место считается в Армении особой климатической зоной. Зимой здесь почти сибирские холода – до 35 градусов – озеро полностью покрывается толстым слоем льда, по нему даже можно ездить на автомобилях, летом температура тоже заметно ниже, чем в других областях республики. Все это сказывается и на длительности курортного сезона: он начинается только в середине июля, а заканчивается уже в двадцатых числах августа. "Золотой" месяц Севана становится основным источником доходов местного населения – заработать тут стремятся все, поэтому цены в эти дни начинают заметно "кусаться".

Отдыхать заметно дешевле в кемпингах, где еду туристы готовят своими руками. Свежие мясо, фрукты, зелень – выбор натуральных продуктов высокого качества тут огромен – стоят дешево, доступны каждому. Многие едут на Севан, чтобы специально попробовать местный ишхан, так здесь называют разновидность пресноводной форели, розовое мясо этой рыбы, запеченное на углях или жаренное на сковороде, просто великолепно. Спрос на ишхан и сиг, это тоже местный рыбный деликатес, заметно превышает предложение, так что отведать настоящие дары Севана, добытые на ваших глазах прямо из озера, считается большой удачей и доступно далеко не каждому – за это удовольствие просят просто баснословные деньги.

Жесткая конкуренция на туристическом рынке Севана заставляет местный бизнес работать на предельно высоких оборотах, что в целом позитивно сказывается на общем росте качества обслуживания и улучшении всей сопутствующей инфраструктуры. Знаменитый лозунг "Движение – это жизнь" – как раз про здешних предпринимателей, которые вынуждены постоянно думать о собственном развитии.

Главное богатство этих мест – веселые и радушные люди. Армянское застолье традиционно открыто для каждого, эта же часть республики по уровню гостеприимства и щедрости способно побить все мыслимые и немыслимые рекорды. Здесь любят и умеют широко жить, радуются каждому доброму дню, ценят искренние слова и тонкий юмор, гордятся своей землей и ее древней историей. Довелось мне тут встретить одного представителя городка Гявар, расположенного неподалеку от Севана. В Армении гяварцы пользуются заслуженной славой великолепных рассказчиков, умеющих говорить обо всем с юмором и особой поэтичностью, даже малейшей детали им достаточно, чтобы создать из нее настоящий шедевр ораторского искусства. Это своего рода местные одесситы, все армянские анекдоты, как считается, рождаются именно здесь. Слушать истории гяварского происхождения на русском языке с колоритным местным акцентом – настоящее удовольствие, остается только запоминать их и успевать записывать.

Ты не был в Гяваре? – удивлению моего знакомого не было предела. – Значит, ты ничего в Армении не видел! А слышал ли ты о нашем Робинзоне?

Поначалу, уже зная об особенности гяварцев – говорить обо всем с юмором, а несуществующее преподносить как реальность, в рассказ моего нового знакомого как-то мало верилось, тем не менее, меня твердо уверили, что эта одна из немногих историй, которые заслуживают внимания и не имеют ничего общего с вымыслом.

Одной из достопримечательностей этого приграничного с Севаном городка является пожилой житель, вот уже сорок один год ведущий отшельнический образ жизни. Что именно подтолкнуло его к столь радикальной перемене в своей судьбе, не знает никто. Местные лишь многозначительно произносят: "Он просто гяварец", намекая на то, что познать душу человека, родившегося в этих краях, попросту невозможно. Отшельник обитает в лесу, ловит рыбу, охотится, всячески избегает внимания к себе со стороны окружающих, допуская в свои владения лишь нескольких родственников, и, судя по всему, получает удовольствие от жизни, полной одиночества. Одна интересная деталь: даже в этом неординарном, мягко говоря, человеке, целиком ушедшем в себя, буйно проявилась знаменитая армянская предприимчивость. Гяварский "Робинзон Крузо", как рассказывают здесь, широко известен своей любовью к живописи. Его сын, живущий во Франции и тоже, как говорят, наделенный богатым талантом художника, делает из карандашных набросков и эскизов отца, безгранично влюбленного в Севан, полноценные художественные полотна, которые, учитывая навеянную ореолом романтики предысторию их создания, пользуются большим спросом у европейских ценителей современного искусства. Кому первому пришла в голову эта мысль о создании семейного бизнеса – странному родителю или его отпрыску – "история умалчивает", но как уверяют гяварцы, дело "Робинзонов" процветает и приносит немалые прибыли…

…– Посмотри, как меняется Севан!.. – капитан Миружан не может отвести глаз от водной глади озера, за полвека он научился замечать даже тончайшие перемены в его характере. – Наш Севан чувствует настроение людей, веками он помогал народу выжить – кормил и поил армян. Сегодня пришло и наше время позаботиться о нем. Я вижу в этом хороший знак: если Севан возрождается, значит, Армению ждут счастливые времена!

ПОЭТИЧЕСКИЕ ПИСЬМА НА РОДИНУ

В жизни нет места случайностям, убежден поэт Мазлумян. Любые неожиданные повороты, головокружительные подъемы или умопомрачительные падения на этом длинном пути – суть чего-то общего, единого, предопределенного свыше. Для творца, умеющего мыслить, чувствовать, страдать, сопереживать, видеть в привычных неодушевленных вещах и предметах – самое живое и сокровенное, а в людях – сугубо человеческое начало, магическая завеса судьбы падает в тот самый момент, когда он нащупывает зыбкую грань между прошлым и будущим. Все эти личные чувства и душевные страдания, бессонные ночи и нестерпимые муки творчества поэт выплескивает в своих стихах, делится с читателями тем, что дорого и близко ему. Так – сложно и мучительно, на грани возможностей – рождались все семь поэтических книг Крикора Мазлумяна, написанные в разные годы, но объединенные одним идейным замыслом и названием – "Родник".

Этот символ – чистого и неиссякаемого источника жизни – запомнился мне с раннего детства, – вспоминает поэт. – Неподалеку от родительского дома в селе Шаумян Туапсинского района с незапамятных времен бил из-под земли родник, олицетворявший собой мудрость веков и непрерывность человеческого бытия. Я до сих пор помню его вкус, помню звуки бурлящей воды. Свои первые робкие стихи, написанные в далекой юности, тоже были связаны с ним. Однажды много лет назад, в период развития совхозов, кому-то пришла в голову бредовая идея пробурить в том месте, где веками находился родник, глубокую скважину и по трубам пустить всю воду на колхозные поля. Живительный источник сразу обмелел. Только после того, как горе-руководители под давлением возмущенных сельчан все же опомнились – родник чудесным образом ожил. Позже, лет двадцать назад, когда писать стало для меня настоящей потребностью, свой первый поэтический сборник я назвал просто – "Родник". Затем появлялись новые стихи, которые я включал в очередной сборник, но от дорогого мне названия не отступал ни разу.

В 1989 году Крикор Мазлумян написал первое стихотворение, посвященное своей исторической родине – Амшену, ныне находящемуся на территории Турции. Оттуда, стремясь спастись от геноцида, в начале прошлого века его предки переселились на Черноморское побережье. Произведения так называемого "амшенского цикла", пронизанные неизбывной печалью по утерянной святыне и мучительной болью о пережитых его народом страданиях, регулярно появлялись все эти годы. "Я не видел небо над Амшеном", – напишет он однажды сокровенные строки, в которых – и глубина жестокой трагедии армян, и твердая вера в торжество исторической справедливости: родина не потеряна до тех пор, пока ее образ живет в сердце каждого армянина.

Поэтический путь на историческую родину Крикор Мазлумян нашел совсем недавно – стихи об Амшене, написанные на русском языке, сформировались в единый идейный узел, были полностью готовы к публикации. Прежние свои книги поэт принципиально печатал в Сочи, с которым связаны долгие годы его жизни и активной трудовой биографии – в должности многолетнего бессменного руководителя отдела культуры администрации Лазаревского района и основателя широко известного в России и за ее пределами Лазаревского Центра национальных культур. Новая же книга – увидела свет в Ереване. Что тоже символично.

В позапрошлом году, в свои шестьдесят семь, он был принят в Союз писателей России. В 2008-ом – стал полноправным членом писательского сообщества Армении. Кстати, книга стихов "Песнь об Амшене", в которую вошли тридцать произведений написанные на русском языке и их переводы на армянский, вышла в Ереване буквально накануне открытия Всемирного съезда армянских писателей, состоявшегося в июле прошлого года. Традиционный форум литераторов, уже четвертый по счету, проходил в рамках фестиваля "Единая нация – единая культура". Съезд стартовал в Ереване, а продолжил свою работу в знаменитом поселке Цахкадзор, где расположен Дом отдыха и творчества писателей Армении. Помимо знакомств, общения, обмена опытом и новыми идеями участники съезда, а это почти сто делегатов из 18 стран мира, обсуждали острые проблемы развития современной армянской литературы, говорили о нынешнем положении дел в этой сфере, искали пути дальнейшего взаимодействия, открыто говорили о месте людей творческих профессий в становлении Армении.

Одна из актуальных тем, обсуждавшихся в ходе съезда – вопросы формирования молодого поколения армянских писателей, – рассказал в интервью газете "Шапсугия" председатель Союза писателей Армении Левон Ананян. – Дело в том, что большая часть начинающих литераторов, особенно живущих за границей, практически не пишет на родном языке, предпочитая английский. Все это постепенно привело к тому, что в англоязычных странах они уже воспринимаются именно как английские поэты и прозаики, но не как представители нашего народа, а это очень серьезный и болезненный для нас вопрос.

Чрезвычайно познавательной оказалась культурная программа форума. Участники съезда, в числе которых оказался и корреспондент газеты "Шапсугия", встретились с представителями правительства республики – министрами иностранных дел Эдуардом Налбандяном и обороны – Сейраном Оганяном, побывали в знаменитом Эчмиадзине, где их принимал Каталикос всех армян Гарегин II, возложили цветы к памятнику в мемориальном комплексе, построенном в Ереване в память о жертвах геноцида армян в Турции, побывали в главных церковных святынях и древних кладбищах, совершили двухдневную поездку в Нагорный Карабах.

Своеобразным итогом представительного форума лучших творческих сил республики и зарубежной армянской диаспоры стала презентация книги Крикора Мазлумяна "Песнь об Амшене", прошедшая в конференц-зале Союза писателей Армении. Поздравить автора со знаменательным событием собрались участники съезда, прославленные писатели, поэты, литературоведы, активисты политических партий и общественных организаций, ведущие журналисты.

НЕЗАБЫВАЕМЫЙ ВКУС ЕРЕВАНСКОЙ МАМАЛЫГИ

В последний день нашего пребывания в Ереване Ваган Гегамиан неожиданно поинтересовался, что собой представляет традиционная адыгская кухня.

Главные блюда – мамалыга из кукурузной крупы, подлива на курином бульоне, копченый сыр, отварное мясо, жареные лепешки, различные соления.., – начал я перечислять знакомые мне с детства яства, без которых невозможно представить черкесское застолье.

Мы приготовили для тебя сюрприз – поехали!

Таверна КавказМашина братьев Гегамиан долго петляла по городским кварталам, то поднимаясь в гору, то спускаясь в низину, пока не остановилась у небольшого ресторанчика, оформленного в старинном горском стиле. В таверне "Кавказ", расположенной на улице Алавердяна, нас ждал заранее заказанный столик, иначе сюда просто не попасть. Особенно многолюдно здесь вечерами и в праздничные дни – это одно из самых популярных мест в Ереване.

Мы, естественно, сидели в армянском зале, по соседству с двумя другими – восточным и грузинским. Только начав знакомство с меню, я на первой же странице с удивлением обнаружил раздел под названием "Адыгея". Среди предлагаемых в этот вечер посетителям блюд черкесской кухни значились мамалыга, необычный салат под названием "Адыгея" (говяжий язык, яйцо, редис, соленый огурец), молочный адыгейский сыр, подлива, по вкусу и цвету отдаленно напоминавшая традиционный щипс, а также сладковатые кукурузные лепешки, типа щэляма и лукума. Не будучи привередливым гурманом, я, с большим аппетитом пробуя все это, ощущал особый трепет при мысли, что даже здесь, в Армении, стране с иной культурой, традициями, религией, можно ощущать себя вполне комфортно и уютно. А вкус ереванских блюд, приготовленных "по-адыгски", поверьте мне, был просто неповторимым…

(продолжение следует).

Анзор НИБО.
Сочи – Ереван – Севан – Цахкадзор – Эчмиадзин – Шуша – Гандзасар – Степанакерт – Сочи. 


Комментарии (1)


  1. Размик  15 октября 2015, 13:14   0

    Спасибо, Анзор за столь интересный рассказ! Было приятно вернуться вместе с Вами туда... Было бы интересно увидеть больше фото. Там такие виды, которые остались в памяти ярким пятном


Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

Вход Зарегистрироваться